01:50 

лавочки

CherrryAnn
Надежда — это отсроченное разочарование
Моя мама никогда не сидела на лавочке возле дома. По этой причине новости и сплетни о других жильцах подъезда доходили ей в сжатом виде от нашей соседки по лестничной площадке. Она, бывало, заходила к нам «на минутку» и погружала маму в пучину своих и чужих историй. Ей бы не хватило книги, описать их все. Раньше она не жила тут, в соседней квартире жили ее дочь, зять и внучка. С внучкой мы были почти одногодки, вместе играли в классики и прыгали на скакалке и в резинки, а еще дразнили мальчишек соседских. У нее были замечательные родители. Мы зависали друг у дружки по очереди. Папа-летчик постоянно привозил какие-то вкусности из далеких стран. А однажды мне сказали, что он разбился. Тело так и не нашли. Я очень плакала, когда узнала. Его жена ходила даже к гадалке, та сказала, что «он где-то в казенном доме». Помню, она говорила моей маме: «Может, он жив где-нибудь, потерял память, а его кто-нибудь взял к себе».

Я никогда не говорила с соседкой об этом. Она тоже. Однажды мы играли у нас, во время какой-то игры я наступила на её тапок и не хотела отдавать. Тогда бытовали глупые фразы, что нельзя ходить в одном носке или обуви – мама умрет! Соседка тогда бросила мне: «У меня уже папа умер, я не хочу, чтобы еще и мама умерла», забрала тапок и ушла.

Не представлю, как она держалась. Она, ее мама и бабушка. Мы подросли и со временем перестали общаться. А потом умерла и ее мама. Совсем молодая, ей не было и 45. Я не могла поверить. Постоянно «видела» её в автобусах, на улице. Мне казалось, это она, а потом я вспоминала... Осталась у нее одна бабушка и она одна у бабушки. Хотя я до сих пор втайне верю, что наш сосед-летчик не разбился и живет где-то, «в казенном доме».

URL
   

Никак не леди Годива

главная